Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Серое на сером

Хроника личных наблюдений. Москва, 14.04.2007. Часть 3

Часть 1 - http://conceptualist.livejournal.com/135082.html
Часть 2 - http://conceptualist.livejournal.com/135241.html

Итак, я превратился из «участника несанкционированного шествия» в мирного пешехода, который идет себе по Сретенскому бульвару на Тургеневскую площадь. Из-за этого и пострадал.

13:10. В компании, состоявшей сначала из трех, а потом из двух человек, я сначала завернул на Большую Лубянку, потом вернулся назад и двинулся по правой стороне Сретенского бульвара вверх, к Тургеневской. Центральная часть (аллея) Сретенского бульвара была перегорожена ОМОНом, и туда прохода не было, но вообще по пути никаких трудностей не встретилось. Мы прошли по всему бульвару вплоть до станции метро, пересекли Мясницкую по переходу возле почтамта, и тут нам открылся вид на памятник Грибоедову. Вокруг него было много людей, расположенных довольно странным образом. Омоновские цепочки, какие-то турникеты дурацкие перед проходом к памятнику… Народ стоит довольно пассивно, не видно ни флагов, ни трибуны. Все молчат, никто не походит, не выходит. Атмосфера показалась мне довольно кислой. Я решил вернуться на Рождественский бульвар и найти основную группу манифестантов. Парень, который шел со мной, поддержал эту идею, и мы пошли назад по Сретенскому.

13:15. Но на Сретенском, там, где мы прошли еще совсем недавно, уже стояла перегораживающая всю внутреннюю часть бульвара цепь омоновцев. Чтобы обойти ее, я перебрался на центральную часть бульвара, прошел немного по ней, а потом вернулся на внутреннюю сторону. Мой спутник этот маневр совершать не стал, и больше я с ним не виделся.

13:15-13:30. Итак, я пошел вниз по левой, внутренней стороне Сретенского бульвара. Шел по тротуару. Тут и там встречались небольшие группки людей с марша. Они ничего конкретного не предпринимали, в основном просто стояли и смотрели по сторонам. Возле дома 6 по Сретенскому бульвару мой путь был перегорожен еще одной цепочкой ОМОНа. Если бы я побежал, я бы, наверное, смог проскочить еще до того, как они перекрыли проход. Но я этого не сделал. Мне казалось довольно нелепым, что все выходы с той части бульвара, где я находился, закрыты. Я ожидал, что через некоторое время где-нибудь проход появится. Остановившись на тротуаре, я стал ждать. И дождался. Внезапно на нашем отрезке бульвара появилось еще несколько десятков омоновцев. «Что они здесь будут делать, ведь тут не так много людей, и к тому же рукав заблокирован с двух сторон?», - подумал я. Тотчас ко мне подскочил омоновец в серо-синем камуфляже, довольно худой. У него было интеллигентное лицо, и я ожидал, что он скажет мне что-то осмысленное, например, подскажет, где выход. Вместо этого он схватил меня за левую руку выше плеча (upd- вернее, выше локтя). Я дернулся и спросил: «Кто вы?». «Сотрудники милиции», - ответил он после некоторого замешательства и куда-то потянул меня. «Тогда назовите ваше имя, предъявите документы и скажите основания ваших действий!» - воскликнул я, слегка упираясь, но все же будучи увлекаем. Но ответа не было. Не успел я закончить свою фразу, как второй омоновец, чуть менее благообразный, но тоже с виду относительно приличный, схватил меня за правую руку. После этого им не составило труда дотащить меня до автобуса, и через несколько секунд я оказался внутри.

13:35. В автобусе было уже много народа, хотя я видал и такие автобусы, по сравнению с которым этот показался бы пустым. Я поместился в самом конце, заняв чуть ли не последнее сидячее место. Некоторым людям в автобусе пришлось стоять. Всего нас там было человек тридцать. Я познакомился с ребятами, которые сидели рядом со мной. Это были активисты касьяновского РНДС, одного звали Дмитрий Феоктистов, а второго я забыл как. Они спросили, откуда я. Я ответил, что беспартийный, но к их движению отношусь довольно сочувственно. «Вступай к нам», - предложил Дмитрий. Кроме того, он показал мне, что в одном автобусе с нами сидит желтый журналист Олег Кашин, известный своими симпатиями к нынешним властям. К своему удивлению, я действительно увидел невдалеке от себя Кашина.

13:40-14:30. Через некоторое время автобус отправился в путь. Он долго петлял туда-сюда. Нас везли то куда-то на Петровку, то на Басманную. Несколько раз автобус останавливался возле разных отделений милиции, но потом продолжал путь. Мы объясняли это тем, что эти отделения уже до краев забиты «несогласными», и нас там не принимают. Конечно, были шуточки насчет того, что сейчас всех привезут в лес и расстреляют; не отпускала нас и надежда на то, что всех просто высадят где-то подальше от Тургеневской и отпустят. Глядя в окна, мы показывали пальцами знак "виктори" всем людям не в униформе, которых видели. Один из них, еще до того как автобус отправился, сунул нам в окно пачку распечаток с советами, как вести себя при задержании. Наш автозак был лишь одним в кавалькаде из трех автобусов: во втором ехали такие же задержанные, как мы, а в третьем – омоновцы. Удалось разглядеть региональный индекс на номере автобуса, который ехал следом за нами. Это было число 61; оно означает Ростовскую область, как я понял. В конце концов нас подвезли к Казанскому вокзалу со стороны Новорязанской улицы. Увидев его, ребята начали шутить насчет ожидающей нас депортации из Москвы. Когда омоновцы повылезали из своего автобуса, мы увидели, что на их форме написано название подразделения – «Сармат». Сарматы, кто не знает, это ираноязычное кочевое племя, контролировавшее степи Северного Причерноморья в период между скифами и гуннами.
А тем временем нас наконец ввезли на территорию отделения милиции. Это было ОВД «Красносельское», расположенное прямо напротив Казанского вокзала. Туда мы прибыли в 14:30.

(Продолжение следует).

UPD. В этом тексте я один раз называю наш автобус "автозаком". Это неправильно. Как выяснилось, автобус - это автобус, а автозак - это автозак. Автозак гораздо более готичная вещь, там везде решетки и прочая жесть.