Валерий Кизилов (conceptualist) wrote,
Валерий Кизилов
conceptualist

Они нашли себе достойного кумира

http://briansk.ru/news/200728/31057.html

Сурков заявил, что опыт Америки 30-х годов, сумевшей под руководством президента Франклина Рузвельта преодолеть великую депрессию, может быть полезен России, передает ИТАР-ТАСС.
Кроме того, Сурков провел прямую параллель между деятельностью Рузвельта и Путина. «Как в свое время Рузвельт, сегодня Путин вынужден и должен укреплять административное управление и в максимальной степени использовать потенциал президентской власти ради преодоления кризиса», - сказал он.
Сурков убежден, что «история не повторяется, но Россия стремится к свободе от нужды и от страха, и есть лидеры и общество, которые нас вдохновляют, и Франклин Рузвельт и Америка в их числе». Рузвельт, напомнил Сурков, был убежден, что демократия - это, прежде всего, справедливость для всех и «свобода от нужды не менее важна, чем свобода слова».
Рузвельт пришел к власти в 1933 году, в период глубокой депрессии, и самый большой проблемой для Америки было, по оценке Суркова, «дегенеративное» состояние общественного сознания, когда люди не видели будущего, а «пресса и финансы почти полностью контролировались олигархическими группировками, которые полагали, что демократия существует только для них». Своими противниками, продолжил Сурков, Рузвельт называл «финансовые монополии, спекулятивный капитал и безудержных банковских дельцов». Сурков полагает, что «и в современной России это достаточно актуально».
Конечно же, Рузвельт считал свободу и предпринимательство главным источником развития американского общества, но «он в то же время верил, что «социальная ответственность бизнеса выгодна самому бизнесу».
Сурков также напомнил, как в период последнего президентского срока Рузвельта его атаковали и слева, и справа. Серьезные нападки исходили в том числе от тех, кто благодаря Рузвельту восстановил свои доходы после финансового краха. Между тем, делая по сути ставку на участие государства в управлении экономикой, Рузвельт «удержал Америку от сползания к социализму», всегда чувствовал ту грань вмешательства государства в экономическую и социальную сферу, которую нельзя преступить и «это тоже полезно нам сегодня», подчеркнул Сурков.
Сурков также считает, что Рузвельт, который «стремился к свободе и справедливости, поощряя сильных и защищая слабых», может считаться «олицетворением власти народа, власти «неотчуждаемой олигархами и бюрократами». Не менее важно, что личные свободы граждан и национальный суверенитет были для него взаимосвязаны, подчеркнул Сурков.
Замглавы кремлевской администрации отметил также заслуги 32-го президента США в сфере международной политики. Рузвельт считал претензии на мировое господство неприемлемыми, полагая, что мир будет опасен, «если будет находиться под контролем немногих».
«Справедливый мир возможен лишь как объединение свободных наций», - вновь процитировал Рузвельта Владислав Сурков.
«Если в ХХ веке он (Рузвельт) был нашим военным советником, то в ХХI - становится идеологическим союзником», - заключил Сурков.
«Рузвельт останется для большинства русских самых великим из великих американцев, - сказал Сурков, попросив не путать его с коллегой и однофамильцем Бенджамином Франклином, портрет которого россияне знают по американским денежным знакам.


***

Красота! Особенно насчёт однофамильца.
Хотя эти слова говорят сами за себя, я всё-таки вставлю небольшой комментарий.

Франклин Делано Рузвельт был самым худшим из президентов США, если не считать Линкольна, из-за которого погибло 700 тысяч американцев. Рузвельт выиграл выборы 1932 года, обвиняя прежнего президента Гувера в том, что последний усилил государственное вмешательство в экономику, усугубив тем самым последствия кризиса, начавшегося в 1929. Когда же он сам пришел к власти, то регулирование экономики значительно расширилось, в результате чего кризис растянулся почти на 10 лет и вошел в историю как Великая депрессия. Во всех отраслях Рузвельт стремился установить монополию, контролируемую правительством. Вместо гибких рыночных цен повсеместно вводились цены, регулируемые государством. Это приводило к диспропорциям, дефицитам, затовариванию складов и таким явлениям как массовая безработица, достигшая уровня в 25% трудоспособного населения. Фермеры получали субсидии на производство продукции, которую они впоследствии не могли продать никому, кроме государства. Распределение государственных заказов стало главным источником обогащения, из-за чего выросла коррупция. Благодаря огромному росту налогов, эмиссии денег, государственных доходов и расходов, Рузвельт сосредоточил в своих руках столько власти, сколько ранее не имел ни один президент США. Подчинив государственному контролю частный сектор экономики и соорудив мощную машину пропаганды, он добился своего избрания на пост президента 4 раза подряд и в 1945 умер на боевом посту, как советский генсек.
Рузвельт отменил свободный размен долларов на золото и продолжил ультрапротекционистскую политику Гувера, что внесло важный вклад в прекращение мировой торговли, произошедшее в 1930-е годы и ставшее одной из причин Второй мировой войны. Войну же он использовал как предлог, чтобы продлить своё пребывание у власти и ещё сильнее подчинить экономику государственному регулированию. К 1944 году ставки подоходного налога превысили 90%, а доля государственных расходов в ВВП приблизилась к 50%. Во время войны осуществлялись репрессии против этнических меньшиств, в частности, жители США, имевшие хотя бы небольшую долю японской крови, были заключены в концлагеря. На внешнеполитической сцене Рузвельт поддерживал практически любые действия Сталина, выступая на его стороне в противостоянии с Черчиллем. Отвергнув черчиллевский план открытия второго фронта на Балканах и Адриатике, Рузвельт добился принятия решения о высадке в Нормандии, благодаря чему под контролем СССР оказался максимум территорий в Восточной Европе. Не будет большим преувеличением сказать, что Рузвельт относился к Сталину, как российский император Пётр III к Фридриху II Прусскому.
Популярность Рузвельта была куплена за счёт помпезных инфраструктурных строек и расточительных социальных расходов, которые на долгие десятилетия нагрузили американскую казну тяжким бременем и пагубно сказались на характере американского народа, привив ему ранее несвойственные иждивенческие наклонности.
Сегодня, когда по телевизору показывают неправдоподобные кадры длиннейших оваций, регулярно устраиваемых американскими конгрессменами в отношении президентов, мы вправе предположить, что это - закономерное следствие тенденций к популизму и чрезмерной централизации, заложенных Ф.Д.Рузвельтом!

Отсюда выводы:
1. Путинская команда уже даже не маскируется под сторонников свободной рыночной экономики, а откровенно делает ставку на интервенционизм, вдохновляясь его худшими образцами. В ход пошли уже совершенно социалистические выражения типа "свобода от нужды".
2. Рузвельт в качестве идола скорее всего будет весьма удобен для побивания оппозиции. Левая оппозиция не сможет эффективно выступить против рузвельтовщины, так как она сама уже долгое время призывала к госрегулированию в духе "Нового курса", и резкий разворот позиции будет потерей лица. Западническая оппозиция будет в затруднении, так как Рузвельт, по моему впечатлению, один из символов торжествующей западной демократии, а критика таких символов - дело для многих непривычное и неудобное.
3. Скорее всего, критики путинского режима будут указывать, что рузвельтовщина у нас реализуется только на словах, а на деле проводится совсем иная политика. В какой-то мере эти замечания будут иметь успех, поскольку есть очевидная разница между путинским и рузвельтовским режимом (Рузвельту приходилось иметь дело с независимым верховным судом, который признал антиконституционными и отменил некоторые указы президента; при Рузвельте оппозиционный кандидат мог выиграть губернаторские выборы в таком штате как Нью-Йорк или Калифорния).
4. Но в целом подобная критика окажется несостоятельной и будет легко отражена, так как в содержательных экономических вопросах путинская политика действительно похожа на рузвельтовскую (поддерживаемые государством монополии; повышение госрасходов, особенно социальных и инвестиционных; протекционизм; масштабная денежная эмиссия; насаждение "социальной ответственности бизнеса").
5. Успешную критику путинского поворота в рузвельтовщину могут производить только те, кто давно и последовательно критикует саму рузвельтовщину, то есть, либертарианцы. Но поскольку либертарианцев очень мало, эта критика обретёт масштабность, общественное признание и результативность только тогда, когда либертарианские идеи завоюют более широкую популярность.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments